А вот это — про это.

Диалектика любви

Нет более приятного занятия, чем рассуждать о том, чего у тебя нет. Нет более тяжелого зрелища, чем наблюдать как либерал или анархист берется “объяснять” суть какого-либо явления – свободы, равенства, братства или в данном случае любви. Еще хуже, когда он берется наставлять в этом марксиста.

Мне говорят, что я романтик и именно такую любовь пропагандирую. Ничего подобного я никогда не говорил, а влюбленностью жил в лет 18. Хотя эти ростки сохраню навсегда это никак не означает, что они являются определяющими. Здесь хочу сказать ни о себе (уже наговорился и каждый понял, то что хотел), но поддать критике метафизическое понимания любви, формируемое либералами и отдельными анархистами, которая особенно популярна в современной субкультурой среде.

Еще вчера подобные размышления встретил в одной из красных групп занимающейся просвещением. Суть их идеи такова: не обещайте любить всю жизнь, любовь – это чувства, им не прикажешь, если они прошли, не надо врать что любишь – ищи новый объект. Вроде бы все правильно, не правда ли? Вот свободная любовь за которую ратуют леваки, начитавшиеся… и ни хрена не понявшие Фромма. Вот позиция метафизика, ставлящего вопрос или/или, да/нет, черное/белое. Раз освобождены от традиций и религиозных предрассудков, следовательно можно отказаться от социального всецело перейти в животное состояние. Этот детский сад левизны не понимает, что на смену имманентным чувствам приходит рациональный компонент – привязанность, уважение, дружба, понимание, наконец воспоминания – все это становится еще более сильным и надежным фундаментом отношений, на которых только и взрастает настоящая любовь, а романтические отношения сохраняются до старости. Они требуют либо любви чувств и эмоций (анархо-леваки субкультурщики) либо любви разума (либералы), странным образом забывая что нигде и ничего в мире не приемлет крайностей. Любовь без чувств – расчет и приспособленчество, но также и без разума – это лишь влюбленность. Изменчивая чувство юношеской влюбленности, страсти выдается за любовь. У того же Фромма есть еще, среди прочего, братская, эротическая, наконец любовь к себе. Метафизика либерала или анархиста и тут не прошибешь. Он прочитает Фромма, выделит каждую из этих видов любви, выберет «удобную» для себя: юноша – романтическую, казанова – эротическую, нуждающийся в поддержке – братскую, эгоист – любовь к себе. Можно сказать, что ни одна из вышеперечисленных по отдельности не является любовью способной ликвидировать отчужденностью человека от мира и другого человека: ни влюбленность и романтические отношения, ни секс, ни братская, хотя как верно указывает Фромм, именно последняя является фундаментальной.

Буржуазное разделение труда стремится к упрощению и примитивизации самого человека и его потребностей, происходит “рационализация” отношений. Некоторые приспосабливаются уже таким образом: с одними гуляют под луной и дарят цветы, с другими спят, третьим изливают душу. На каждую проблему и запрос – свою таблетка. Не удивительно, что в таком обществе происходит объективация и отношение друг к другу, как к товару, способному удовлетворить определенные потребности. В первую очередь и в подавляющем большинстве женщины оказываются в угнетенном положении. Понятно, что такое состояние вещей вызывает оправданный протест. Но каков этот протест либерального феминизма, в чем он проявляется? В стремлении к отрицанию романтической и эротической стороны отношений – вместо того чтобы взращивать их на фундаменте братской любви, равноправности, дружбы, уважения и взаимопонимания. Метафизика либералов заводит их в заблуждение – вместо преодоления, они стремятся к отрицанию и упрощению. Запрет видеть во мне лишь физическое тело отнюдь не означает, что во мне увидят личность человека. Нежность воспринимается либо за романтику, либо половое влечения, тогда как на самом деле это признак братской любви, по тому же Фромму.

Сложное, многогранное и противоречивое явление, как любовь, можно понять только с точки зрения диалектики. Кто-то же способен воспринимать ее как религию или упрекать других в религиозности. Воистину хочется воскликнуть: “Для них Фейербаха не существовало”. Если есть предрассудки любви феодальной и буржуазной, это еще не значит что ее нет коммунистической, то есть человеческой, при чем не отвлеченной, идеальной, неземной, а самой практической и одновременно возвышенной.

Любовь действительно может возникнуть в форме избирательного романтического влечения, на почве иррациональности и предрассудка, подогревается страстью, возгорающаяся и утихающая, сексуальным притяжением, но перерастает в таковую только в результате включения рационального компонента, братского отношения, дружбы, сотрудничества, уважения, знание о другом, поддержке. Это отдых и серьезный труд, свобода и ответственность. Недопустимо терпеть рабство и насилие – лучше разойтись, но также важно понимать крепкие любовные отношения не строятся в результате минутного порыва, исключительно на эмоциях и удовольствии. Она всегда всеобъемлющая и созидательная и ни капельки ни ревнива))
Хотите понять любовь – изучайте диамат.