Это чувство, когда больше десяти лет пишешь роман, а потом оказывается, что это «Американские боги» Нила Геймана.