Сколько стóит раб в России и почему рабовладельцы не попадают в тюрьму за свои преступления

#рабство@no_funny

Каждый год Global Slavery Index представляет исследование о современном рабстве во всем мире. Под рабством авторы доклада понимают ситуацию принудительной эксплуатации человека, которой он не может избежать из-за угрозы насилия, из-за обмана или по другим причинам. Согласно исследованию2016 года, сейчас в рабстве находится 45,8 миллиона человек по всему миру. Больше половины жертв современного рабства находится в пяти странах: Индии, Китае, Пакистане, Бангладеш и Узбекистане.

По данным Global Slavery Index, Россия занимает седьмое место по количеству жертв современного рабства среди других стран — 1 миллион 48 тысяч 500 человек. Это почти в полтора раза больше, чем количество россиян, находящихся в местах лишения свободы (около 650 тысяч человек), или численности регулярной армии России — 770 тысяч человек. Критерий уязвимости составляет 43,5 из 100, что говорит о высоких рисках ухудшения ситуации. При этом государственной политике в области борьбы с рабством присвоен уровень СС — почти полное отсутствие мер для улучшения ситуации. В таких странах расследованием случаев рабства и оказанием поддержки освобожденным, как правило, занимаются некоммерческие организации.
В России помощь попавшим в рабство оказывает проект «Альтернатива». Проект был запущен волонтером Олегом Мельниковым в 2010 году, когда один из родственников его знакомых попал в рабство в Дагестане. Мельников помог освободить его, но, вернувшись в Москву, решил заниматься этой проблемой постоянно. Сейчас в деятельности «Альтернативы» участвует около 10 волонтеров, проект существует на пожертвования. За шесть лет активисты освободили более 300 человек.

«География работорговли в России довольно широка. Ее эпицентром можно считать Москву и Санкт-Петербург, но следует оговориться: рабство бывает трех видов — трудовое, сексуальное и “нищенское”, когда людей заставляют попрошайничать. Для каждого вида можно описать идеального раба: возраст, пол, национальность, недостатки или особенности — все зависит лишь от функций раба. Для разных регионов характерны разные виды рабства. Например, можно выделить Северный Кавказ, в особенности Дагестан, где уже долгое время процветает эксплуатация людей на местных кирпичных заводах. Еще на юге людей принуждают работать в сельском хозяйстве, в кустарном производстве, а в мегаполисах процветает попрошайничество приезжих или мигрантов.
В Москве много рабов содержится на стройках и в продуктовых магазинах, но больше всего процветает “нищенское” рабство. Все реже можно встретить попрошаек из Средней Азии, которых раньше было много, сегодня их места занимают нищие-славяне — в основном это приезжие с Украины, в частности, из Одесской области. Это близкий к Молдавии регион, а рынок рабов в Москве курируют в основном молдавские цыгане: они начали вытеснять грузинские этнические группировки с 2004 года, когда отношения России с Грузией испортились. После войны 2008-го и депортации грузинских воров в законе на родину молдаване почти полностью начали “держать” рынок. Есть, конечно, и русские группы рабовладельцев, но их меньше, однако живут они от этого не хуже.

Сейчас на “рынке” работорговли установлен прейскурант в зависимости от вида рабства. Трудовой раб стоит около 20–25 тысяч рублей, хотя еще в 1999 году сумма равнялась тысяче долларов. Девушки в сексуальном рабстве стоят от 70 до 150 тысяч рублей. Самый большой разброс цен — среди “нищих”-рабов: за инвалида платят около 50 тысяч рублей, обычные бабушки стоят порядка 40 тысяч рублей, младенцы — 100 тысяч рублей, если они светленькие, и около 60 тысяч, если темненькие. Продолжительность жизни этих детей — от полутора до трех месяцев: их обкалывают препаратами, чтобы они постоянно спали на руках у “матерей”.

Большинство людей, попавших в рабство, — это те, кто едет за лучшей жизнью в Москву. Они не знают, как строятся трудовые отношение в больших городах, и делают это, как привыкли у себя, к примеру, спрашивают о работе на вокзалах. В результате на них быстро выходят мошенники, предлагают им хороший заработок, потом вместе поесть или выпить. А через пару дней человек оказывается в рабстве, где ему говорят, что он должен денег за выкуп и что он будет отрабатывать его определенным образом. Но после отработки их, понятное дело, никуда не отпускают. Кому-то, конечно, удается сбежать, кому-то помогаем мы, но за год мы освобождаем столько людей, сколько в России пропадает за день, поэтому огромное количество людей продолжают находиться в неволе».

Сейчас в очереди на освобождение у проекта «Альтернатива» около 30 человек, но денег хватит на спасение лишь одного, говорит Мельников: «Как бы это цинично ни звучало, мы вынуждены выбирать, кого поедем вытаскивать.

Правоохранительные органы с этой работой не справляются. В Уголовном кодексе есть статья 127 — незаконное лишение свободы, — но на деле она не используется. В ней не прописано, кого считать рабами, поэтому наши правоохранительные органы не совсем понимают, как с ней работать. За все время существования проекта «Альтернатива» ни на одного из рабовладельцев не завели уголовное дело. Иногда они успевают скрыться, кто-то просто пользуется связями в органах, но чаще всего люди, освобожденные из рабства, просто не готовы вновь ехать на тот же Кавказ, чтобы по полгода судиться со своими бывшими “хозяевами”».

Источник: snob.ru