Труп №21449: история одного посмертного путешествия

28 октября 2016 года в 10:50 утра случайные прохожие обнаружили внутри двухметровой буквы «В» — одной из шести букв в конструкции «Москва» на Арбатской площади — окоченевшее тело. На замерзшем человеке была черная меховая шапка, два свитера (красный и белый), красная футболка, один серо-черный носок и один черный ботинок. У него не было 12 зубов и не было имени — знакомые бездомные называли его Сергеем, в документах правоохранительных органов он фигурирует как труп №21449, а на самом крупном в стране кладбище неопознанных тел его однажды ждет табличка с десятизначным номером. Когда тело бездомного увезли в морг, его знакомые с бутылкой коньяка устроили небольшие поминки прямо на площади у слова «Москва». Людей собралось немного — газетчица, продавщица носков и случайные зрители.

Вероятно, никогда в жизни Сергей не получал столько внимания, сколько после своей смерти. Его неопознанный труп, словно Одиссей, отправился в долгое путешествие длиной в несколько лет, встречая на своем пути невоспетых служителей московской смерти — судебных медиков, никогда не бывавших в цветочных магазинах, похоронщиков, размышляющих об анатомии одиночества, и полицейских, предпочитающих общество мертвых.

Когда на улицах Москвы находят тело человека, первое, что нужно сделать, — убедиться, что он и правда мертв. К трупу должен выехать полицейский и судебно-медицинский эксперт, но, как правило, приезжает полиция и скорая помощь.

Врач осматривает тело и изучает трупные пятна ,а потом вместе с полицейским приступает к описанию внешности трупа и его посмертной позы.

После осмотра тела полицейский изучает карманы на одежде. Если он находит паспорт, то на этом осмотр заканчивается, и тело отправляют в морг. Но если документов нет, тело сразу же переходит в категорию неопознанных, и любая его деталь и отличительная примета должна быть задокументирована. Полицейский проверяет, во что одет мертвый, и записывает в протокол.

Одежда Сергея в этом смысле не вызывала вопросов. Его положили в черный полиэтиленовый пакет и отвезли в судебно-медицинский морг №10, а его словесный портрет отправили в Бюро регистрации несчастных случаев. Бюро принимает словесные портреты неизвестных и заводит на них карточку. Задача бюро — помочь людям найти своих пропавших родственников. Так, человек из буквы «В» стал трупом №21449.

Каждые два-три часа в бюро приходит телеграмма от «труповозки», как их называют в самом бюро. В телеграмме — свежая информация обо всех найденных в метро, на вокзалах и на улицах телах. Если у человека при себе были документы, то тогда в Бюро поступает только краткая сопроводительная информация: Ф.И.О. умершего и от чего, предварительно, умер. Если документов нет, то добавляется описание внешнего вида, а потом в морге делается три снимка — анфас и два профиля. Карточки хранятся в бюро два года, потом их уничтожают.

Пока живые ищут мертвых, мертвые лежат в морге. По закону, неопознанное тело хранится в морге семь дней, но на практике оно лежит там две недели, на случай если полиции понадобятся дополнительные исследования. В морге №10 на 2-м Боткинском проезде труп №21449 пролежал в холодильной камере две недели, с температурой в камере +2 — +4.

Все две недели в морге труп №21449 проходил процедуры. Судебные медики отбирали материалы для анализа ДНК — кровь, ткани, волосы, которые пригодятся, если на опознание придут родственники. Но за трупом №21449 никто не пришел,поэтому через две недели Сергей перешел из категории неопознанных трупов в невостребованные.

Тело увезли в Лианозовское трупохранилище недалеко от метро «Алтуфьево»,где оно может лежать до года. Теперь, когда человек из буквы «В» официально невостребованный, все расходы на себя берет государство. Когда придет время, за ним в трупохранилище приедут гробовщики, положат в деревянный гроб, прибьют крышку гвоздями и повезут на кладбище. Путешествие в последний путь Сергея обойдется государству в 16 000 рублей.

Но это еще не будет концом его путешествия.

Путь Сергея по территории кладбища будет выглядеть так. Его повезут по длинной дороге, до самого края кладбища, где даже фонарей нет. Сергей проедет мимо крестов — деревянных, чугунных, раскрашенных, потрескавшихся, лакированных; мимо памятников, будто взятых из музея монументального искусства — с выбитыми на плите стихами, цветами, гитарами, Иисусом Христом. Проедет мимо могилы, с которой доносится чей-то хохот, мимо могилы, которую недавно посещал кто-то любящий — на ней лежит огромная охапка ромашек. Чем дальше, тем меньше людей, только иногда повстречается неприметная бабушка с лопатой за спиной. И вороны каркают. И шум пилы. И хруст снега под ногами. Могилы для невостребованных тел выкопаны вдоль глухого бетонного забора. Сверху — только железный лист с надписями: Н. М. или Н. Ж. (невостребованный мужчина или невостребованная женщина). Встречаются и фамилии.

Жизнь человека из буквы «В» расписана на шесть лет вперед. По правилам Перепечинского кладбища, до которого ему еще нужно доехать, он сможет провести там всего пять лет. Это дает шанс родственникам подать на эксгумацию и забрать тело, если опять же родственники найдутся, а личность умершего установят. Если этого не произойдет, тогда Сергея выкопают и повезут по новому адресу — на Николо-Архангельское кладбище в Балашиху. Там в кремационной печи он будет гореть 90 минут, пока от него не останется два литра праха. Потом еще год емкость с прахом простоит на полке для невостребованного праха. Этот год — последний, по-настоящему последний шанс для родственников забрать его. Скорее всего, за ним никто не придет. Тогда его останки поселят в могилу невостребованных прахов на территории Николо-Архангельского кладбища и путешествие человека, замерзшего насмерть в двухметровой букве «В» конструкции «Москва», наконец подойдет к концу.