Западный человек и цивилизация, им созданная, определяются прежде всего фаустовской тоской к познанию любой ценой, которая в конечном счете привела его к Эпохе Великих географических открытий, глобального прозелитизма через миссионерские преобразования и универсалистские положения морали и социально-экономических доктрин. Его корабли пересекли под парусами все мировые океаны, рев его самолетов слышен с небес, его спутники несутся на невыразимой высоте по орбите земного шара и его космического корабли проникли за завесу солнечной системы, его глобальные сети опутали всю планету паутиной информации. Но, как и Фауст, продавший душу за высшее знание, Западный человек теперь понимает, что это была только иллюзия — он стал слабым, декадентским, ненавидящим самого себя и безразличным — империи, построенные его предками, больше не принадлежат ему, его города изменились до неузнаваемы всего за одно поколение. Безграничная скорость и энергия его Культуры преждевременно состарили его, и все, что он может сейчас делать, это лежать в своей теплой кровати и с угрюмым негодованием наблюдать за инородцами, которые адаптировали и его города и его великие достижения.

#Lukas_Kubena «Ontological Historicism»