4 книги о человеческой природе: восприятие времени, новое бессознательное, глупость и меланхолия.

1. Леонард Млодинов, «(Нео)сознанное. Как бессознательный ум управляет нашим поведением».

Леонард Млодинов, физик, соавтор Стивена Хокинга и профессор Калифорнийского технологического университета в Пасадене (там работают герои «Теории большого взрыва») взялся за новую тему — человеческую психику. Млодинов вводит понятие «новое бессознательное». В отличие от фрейдовского бессознательного, иррационального, мрачного и таящего опасности, новое бессознательное служит наилучшей адаптации человека в обществе, хранит «заархивированный» опыт, знания и правила, хоть временами и дает сбои.

С примерами из анатомии нервной системы, описанием экспериментов социальной психологии и шутками о своей маме в стиле Говарда Воловитца Млодинов описывает удивительный мир нового бессознательного. Оказывается, множество наших воспоминаний искусственно сконструированы, а важные решения (например, о том, за кого голосовать или куда вложить деньги) мы зачастую принимаем не рационально, как нам может показаться, а автоматически. Однако вследствие полезности механизма эмпатии мы предполагаем мотивированное и осмысленное поведение у себя, знакомых людей и даже наших домашних животных. Также из книги можно узнать о том, стоит ли доверять показаниям свидетелей на суде, необходимости стереотипов для структурирования восприятия и брачных ритуалах плодовых мушек.

«Пытаясь объяснить полицейскому свой поворот через сплошную, вы привлекаете сознательную часть ума и конструируете оптимальное объяснение, а бессознательное тем временем занято подбором соответствующих глагольных форм, сослагательных наклонений и бесконечных предлогов и частиц, обеспечивая вашим оправданиям справную грамматическую форму. Если вас попросили выйти из машины, вы инстинктивно встанете примерно в метре-полутора от полицейского, хотя, общаясь с друзьями, автоматически сокращаете это расстояние сантиметров до шестидесяти- семидесяти. Большинство подчиняется этим неписаным правилам соблюдения дистанции с другими людьми, и мы неизбежно ощущаем неудобства, когда эти правила нарушаются».

2. Клодия Хэммонд, «Искаженное время: особенности восприятия времени».

Профессиональный психолог, автор статей и радиоведущая, а также преподаватель Бостонского университета в Лондоне Клодия Хэммонд собрала и описала материалы по сложнейшей и многогранной теме — восприятию времени.

Цитируя дневники военнопленных или описывая научные опыты с тактильными иллюзиями, Клодия Хэммонд неизменно увлекательно объясняет, почему с возрастом время начинает течь быстрее и почему лето ребенка — это целая эпоха, а лето взрослого — скоротечная обыденность; отчего обратный путь всегда кажется короче и по каким причинам время для больного с высокой температурой или человека, стоящего у обрыва, замедляется.

В книге рассказывается о том, насколько по-разному воспринимаются 30 минут в очереди за документами или при чтении интересной книги; о том, что значит «ритм жизни» города и об отношении ко времени в различных культурах; об укладе жизни средневекового монастыря и людях с нарушениями восприятия времени, о том, что такое «эффект отпуска» и удивительном ощущении, когда среди наших коллег и друзей появляются те, кто родился в 90-е, хотя, казалось бы, место им — за школьной партой.

А в конце «Искаженного времени» даются практические рекомендации о том, как удлинить и замедлить свое субъективное время или наоборот заставить его течь быстрее.

«Возьмем спектакль и вечеринку, начинающиеся в одинаковое время — 19:30. Во многих культурах мира, включая европейскую и североамериканскую, принято на спектакль приходить чуть раньше, а на вечеринку — чуть позже. Социолог Эвиатар Зерубавель считает, что эти общепринятые нормы позволяют нам судить о времени. Мы знаем, что обычно спектакль или представление продолжаются два часа, и все, что длится дольше, для нас слишком затянуто. Однако этот же двухчасовой отрезок покажется нам слишком коротким, если говорить об утренних рабочих часах. Привыкнув видеть знакомого в один и тот же час, мы, столкнувшись с ним в другое время, можем его и не узнать. Внутри культур вырабатываются определенные правила: как долго можно оставаться в гостях, как долго следует ухаживать за девушкой, прежде чем сделать ей предложение. Исключения из этих правил нас удивляют».

3. Хосе Антониа Марина, «Поверженный разум. Теория и практика глупости».

Испанский философ, психолог и педагог Хосе Антонио Марина, автор книг о страхе и воспитанию таланта посчитал, что исследований заслуживают не только разум и интеллект, но и глупость.

Марина считает глупость серьезной и заразной болезнью общества и рассуждает о том, что многие вещи, которыми принято восхищаться (например, быстрая и бесполезная смерть в бою из-за неправильного руководства), стоит осуждать за глупость, а не воспевать.

Автор рассуждает о том, что помимо умных и глупых людей, есть, например, умные и глупые общества; включает в понятие глупости когнитивные ошибки, неспособность адекватно воспринимать реальность и адекватно же управлять свои поведением, описывает, как предубеждения, эмоции, тщеславие и неправильные цели не дают людям правильно мыслить, и, наконец, связывает противоположность глупости — разум с умением быть счастливым.

«Некоторое время назад в одной немецкой газете было напечатано жалобное письмо некоего инженера, который разрабатывал печи крематориев для нацистских лагерей смерти. Он жаловался на то, что никто так и не оценил техническое качество его разработок. Ведь уничтожить быстро и эффективно миллион или несколько миллионов человеческих тел не так уж легко. Процесс уничтожения человеческих останков должен был быть непрерывным, быстрым и дешевым. Как вам нравятся претензии немецкого инженера?»

4. Карин Юханнисон, «История меланхолии. О страхе, скуке и чувствительности в прежние времена и теперь».

Переживание утраты, ужас, тревога, усталость, растерянность, ранимость, лень, сплин, тоска, отвращение, бессонница, нервные срывы, перенапряжение — таким явлениям посвящена книга шведской исследовательницы-культуролога Карин Юханнисон.

С научной дотошностью в книге рассматривается вопросы о связи меланхолии и личностной идентичности, о моде на те или иные психологические состояния, о невротичности как якобы обязательном свойстве интеллигентных людей и о гендерных нормах в отношении тоски и печали.

Граница между болезнью и здоровьем, пищевые расстройства, связанные с меланхолией, отражение чувств в литературе и в свою очередь переживания читателя над книгой, связь перфекционизма и неврозов — все будет разложено в книге героями, которой станут и посетители литературных салонов, где считалось необходимым продемонстрировать свои слезы и чувствительность, и «выгорающие» на работе жители современного мегаполиса.

«Установление в XIX веке четких границ между частным и общественным, с одной стороны, мужчиной и женщиной, с другой, явилось поворотным пунктом в истории слез. Когда выдержка и самоконтроль стали стержнем, на котором держится современная личность, слезливая сентиментальность сделалась обременительной, а слезы начали вызывать раздражение. Сильные чувства не освобождали личность, а напротив выводили ее из равновесия. Приступы слез у мужчин воспринимались как проигрыш или унижение. Отступиться от принципа сдержанности и дать волю слезам — значило сравняться с женщинами, детьми, признать себя «тряпкой». Даже женщины, хотя за ними сохранилось право плакать, уже не могли, как раньше, проявлять таким образом благородство натуры».

[club60734298|Библиотека Ватикана]

Файл Млодинов Л. (Нео)сознанное. Как бессознательный ум управляет нашим поведением (2012).pdf

Файл Искаженное время. Особенности восприятия времен..

Файл Карин Юханнисон « История меланхолии: о страхе, скуке и чувствительности в прежние времена и теперь » – Издательство: Москва:..

Файл Хосе Антонио Марина. Поверженный разум. Теория и практика глупости.fb2